Сила в правде

Навигация
Главная Новости Россияне скупают квартиры в Луганске, а боевиков "ЛНР" отправляют в Украину

Россияне скупают квартиры в Луганске, а боевиков «ЛНР» отправляют в Украину

Как живется в оккупированном Луганске - рассказ жителя города

Россияне скупают квартиры в Луганске, а боевиков «ЛНР» отправляют в Украину
в Новости/Социальная правда

Луганск как один из центров Донбасса и до войны реже попадал в новости, чем его более пассионарный сосед — Донецк. И сейчас о Луганске мало пишут. Ни в городе, ни в пригородах три года не рвутся снаряды, не гибнут люди. Не уничтожаются «герои «Новороссии”, как это происходит регулярно у соседей по несчастью — в так называемой «ДНР».

Журналист НАРОДНОЙ ПРАВДЫ, бывший луганчанин, позвонил своему однокласснику, Николаю (имя изменено из соображений безопасности), чтобы узнать, чем живет город (работа, цены, жилье, возможности, настроения жителей).

Николай, по профессии строитель, пережил в Луганске лето 2014-го — с артобстрелами, голодом, отключением воды и света. Затем он работал вахтовым методом, ездил и в Киев, и в Москву. Последние полгода занимается отделочными работами, обдумывает варианты: как продать свою хорошую квартиру и перебраться в «материковую Украину»?

В беседе звучат луганские топонимы, Николай живет на Восточных кварталах, спальной окраине областного центра.

— Коля, к чему тебе труднее всего привыкнуть в теперешнем Луганске?

— К пустоте в центре. Недавно было, в августе, погода хорошая, в пятницу работу окончил. Думаю: пойду по центру прошвырнусь, выпью, прогуляюсь. Вышел на рынке и такое состояние стремное: семь часов вечера, самый-самый центр, всегда же битком был набит, а сейчас — на остановке три-четыре человека! «Жигули» какие-то старые проехали, свернули… Мертво, вообще народу нет. Тоскливо стало, плюнул и поехал домой.

Мать недавно приехала из Северодонецка (подконтрольного Украине, — НП), а там — движение! Расстроилась, говорит: пустыня — в Луганск вернулась, как в чужой город.

Так вот, взрослых мужиков практически нет. Молодежи до 20 лет много, много детей и бабок у подъездов. А все работоспособное население на заработках — как в Украине, так и в России. Я в строительстве уже почти двадцать лет. Из лично моих знакомых остался только один человек, и то у него что-то временное, потом собирается валить.

Работы практически нет: либо ты «получленец» («ополченец», как называют боевиков на Донбассе, — НП) либо госслужащий на пяти тысячах рублей (чуть более двух тысяч гривен, — НП). Либо на рынке торгуешь.

— Коль, хочу узнать о недвижимости. Пара земляков рассказывали: звонили соседи в Киев, говорили, что люди какие-то непонятные хотят купить дом или квартиру. Что там происходит, кто скупает Луганск?

— Смотри. Ты ж мою хату знаешь (трехкомнатная в панельной девятиэтажке, удобная, теплая, с ремонтом, — НП), она стоила $45 000. Сейчас я ее, может, за 12 000 продам. Допустим, я хочу переехать в Украину, взять маму: что я там куплю? Дом в селе. Но я же не сельский житель, привыкать уже резона нет, поэтому за жилье держусь, любил всегда свою хату, столько с батей в нее вложили.

А для кого-то квартира — обуза. Есть сбережения, живет в нормальных местах, вот и скидывает за полцены.

— Так вопрос, а кто покупает, если работы в городе нет?

— Сейчас расскажу, я же об этом. Во-первых, русские покупают. На третьем этаже сосед продал за $16 000 трехкомнатную — это очень дорого! Но там квартира просто крутая, с новым ремонтом, с автономкой, со всей техникой и мебелью отдал. Нового владельца я плохо знаю, видел пару раз, но точно — он из России. Какие-то дела в силовых ведомствах.

Еще два случая. Ребята рассказывали: один, русский, на Полтиннике (кв. 50 лет Октября в Луганске, — НП) купил двухкомнатную “хрущевку” за $6 000 — неплохую. Сам откуда-то из средней России, жену с ребенком перевез и обратно уехал работать. А в России они в общаге всю жизнь мыкались.

Еще одного русского сам видел, случайно пересеклись. Лет сорок пять мужику, из поселка под Мурманском, шабашит. Он купил на Заречном двухкомнатную, цену не спрашивал, но было видно, что доволен. Тоже жену перевез. У себя, говорит, жили в прогнившем доме или бараке, ср*ли во дворе — купить хорошую хату было нереально. И вот он на вахту по-прежнему на север ездит, а сюда на побывку: в тепло — с женой, с батареями. До политики ему нет никакого дела, я аккуратно поспрашивал — он дикий абсолютно, вообще не понимает, что у нас творится.

— А «сиротские хатынки»?

— Дорогие хаты тоже идут. Знакомый моего заказчика, бизнесмен из «регионалов» (то ли в облсовете, то ли в горсовете был депутатом), построил в 2012-м году дом — реальный замок трехэтажный. Тот поселок перед Авиацентром за забором помнишь? Где у Тихонова (экс-глава Луганского облсовета, — НП) и остальных дома были? В 2012-м году он миллион баксов вложил, я видел этот дом, немного там поработал. А продал за $80 000 — а там одна мебель $80 000 стоила! Продал, кажется, полковнику русскому, шишке какой-то, короче.

— Все же как-то странно, если только русские будут заселять город, из которого все бегут. Должна быть местная прослойка, которая поднимает деньги.

— Что интересно — на столбах, остановках много объявлений «Куплю квартиру», а «Продам!» — вообще нет. То есть, продавать за мелочь никто особо не хочет, а вот купить за небольшие деньги есть желание.

За $5 000 можно взять дом в стремных районах за Ольховкой, типа улиц Чапаева, Жуковского (частный сектор практически в центре Луганска, — НП): с газом, водой, «парашей» (туалетом во дворе, — НП) и шестью сотками.

Заработать немного можно в торговле продуктами, если стал на поток: украинский «контрабас» идет, товар из Беларуси. Есть знакомая семейная пара, они и до войны мелким оптом занимались, жили с ребенком в малосемейке лет десять. Но тысяч пять в загашнике было. Чуть подкопили, купили на Полтиннике двухкомнатную хорошую за семь тысяч, и вот из Ростова «Шкоду» пригнали недавно — даже с виду красивая.

Или вот наша одноклассница взяла за семь трехкомнатную на Юбилейном (окраина Луганска, 7 км до центра, — НП), правда чуть «убитую». Ее мать продала хату в Станице (Станица Луганская, пропускной пункт между Украиной и ОРЛО, — НП), дала дочке деньги, а сама поселилась в ее однокомнатной. Вот такие комбинации.

— Получается «социальный лифт». Значит, люди уверены в завтрашнем дне?

— Все с опаской смотрят в будущее, просто деваться особо некуда. А в систему никто не верит, система часто сбоит и по «своим» бьет.

У знакомой муж из Донецкой области, приехал сюда весной 2014-го, вступил в «пополчение», реально был на передовой, ранен. Женился, активно себя вел, по ТВ выступал. Потом ему исполнилось 45 лет, значит нужно карточку в паспорт вклеивать. Где-то понадобились документы, ему говорят — ваш паспорт недействителен! Он: «Мне что, в Украину ехать ее вклеивать? Мое досье — на «Миротворце»! Отвечают: «Не знаем, куда вам ехать, таков закон!» Он подал заявление на «паспорт» «ЛНР», ему отказали: «У вас донецкая прописка, езжайте за паспортом в «ДНР»!

— И традиционный вопрос: российское присутствие в городе на глаз заметно?

— Да не очень. Пару «колпаченцев» («ополченцев», — НП) слышал с русским акцентом, нам помогали. А еще на заправке встретил «колпаченца» — тот по-украински разговаривал.

— Та ты что? Откуда он-то взялся?

— Да скорее всего из нашей местной какой-то деревухи.

— У нас в СМИ сейчас идет дискуссия о том, как реинтегрировать Донбасс, как вести диалог с жителями временно оккупированных территорий. А выходит, и вести-то его особо не с кем…

— Ну да. Мужиков нет. Даже алкашей на квартале практически не осталось. Которые всегда под магазинами терлись. То ли вымерли все, то ли… Не знаю даже, что с ними могло произойти.

Остается поговорить о реинтеграции с «пополченцами», детьми и с бабульками у подъездов.

Беседовал Сергей Середа

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оцените этот материал 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (18 голосов, средний бал: 4,61 из 5)
Loading...

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...

Последние Новости

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: