Сила в правде

Навигация

Георгий Чижов: В вопросе Донбасса Путин пойдет на компромисс

в Заграничная правда/Публикации

О том, у кого наибольшие шансы стать премьером РФ после победы Путина на выборах, какие украинские политики более удобны для Кремля, как будет действовать Кремль в вопросе размещения миротворцев на Донбассе, в интервью «НАРОДНОЙ ПРАВДЕ» Георгий Чижов, руководитель исследовательских программ Центра содействия реформам.

Есть ли какое-то политическое значение выборов президента РФ? Спрашиваю из-за того, что часто на этот вопрос отвечают, что нет никаких выборов и говорить не о чем.

— Нужно сразу договориться о терминах. Когда говорят, что нет выборов, обычно имеют в виду, что нет полноценной конкуренции, нет интриги, очевиден победитель. Но я все же предлагаю называть это выборами, естественно, понимая, что выборы эти весьма специфические.

Политические последствия у этой процедуры будут, несомненно. Иногда говорят, что в демократическом обществе заранее не известны результаты выборов, но примерно понятно, что будет после них. В недемократическом обществе результат выборов предсказуем, а вот последствия – нет. Примерно так и в России. Голосование 18 марта в любом случае положит начало ряду новых политических тенденций. Сейчас решается вопрос о конфигурации будущего правительства РФ: кто его возглавит, кто в него войдет, и кто за что будет отвечать. Весьма вероятно, что поменяется состав Администрации президента. Наконец, можно ожидать, что и сама политика России поменяется. Думаю, что сразу после инаугурации президента (а, возможно, и до неё) нужно ждать каких-то символических шагов, которые продемонстрируют актуальные политические приоритеты. Как это было, например, в 2012 году, когда обществу дали понять, что «гайки будут закручиваться».

Ну а в ходе избирательной кампании отрабатываются новые модели взаимоотношений, как  с «системной», так и с несистемной оппозицией.

И куда Путин может повернуть теперь?

— К сожалению, из-за недемократичности и непубличности системы она непредсказуема. Мы не можем предвидеть поведение Владимира Путина в отношении Донбасса, можем только предполагать. Станет ли он постепенно идти на компромисс с Украиной и Западом? Есть основания прогнозировать, что будет именно так. Но нет гарантий, что у него в голове не созрело что-то противоположное. Поступают определенные сигналы, что Россия к такому компромиссу склоняется, но никто не поручится, что все действительно так.

Говорят, что у Путина и Медведева был пакт, что Медведев будет премьером до конца этого президентского срока. Если принять, что Путин президент, от чего будет зависеть ротации правительства?

— Здесь мы тоже находимся в области предположений, поскольку все процессы в российской власти проходят непублично. По многим признакам видна борьба разных группировок, куда втянуты очень многие. Я думаю, что и Алексей Навальный со своими разоблачениями так или иначе тоже вовлечен в эту борьбу. Думаю, что своими сюжетами он – сознательно или «втемную» — отчасти форматирует будущий состав правительства. Да, ходили слухи, что осенью 2011-го Путин пообещал Дмитрию Медведеву премьерство в течение как минимум одного срока. Но если бы в течение этого срока появилась необходимость отправить правительство в отставку, я думаю, Путин легко уволил бы Медведева и сумел бы это обосновать в узком кругу власть имущих.

По второму сроку, полагаю, никаких обязательств перед Медведевым у Путина нет. Сейчас рассматриваются самые разные кандидаты на пост председателя правительства. Мне наиболее вероятным по-прежнему кажется Дмитрий Медведев, хотя многое указывает на то, что аппаратно он очень ослаблен, и у него невелика поддержка в обществе и элитах. Но слабый Медведев удобен Путину. Реальным конкурентом он стать не может. И на случай серьезного недовольства среди населения козел отпущения уже известен. Поэтому, мне кажется, сейчас у Путина нет оснований менять Медведева на кого-то другого.

Какие вызовы перед Путиным в следующие 6 лет его президентского срока?

Вызовов несколько. Первый: экономика. Несмотря на то, что Россия имеет большой запас прочности, все профильные эксперты говорят, что экономика двигается если не в пропасть, то однозначно в сторону ухудшения. Это стабильный курс, обозначившийся еще «до Крыма». Каких-то рецептов развернуть эту тенденцию вспять не видно, особенно в условиях «холодной» конфронтации с Западом. Сюда можно добавить неважный инвестиционный климат. Скорее всего, экономика России будет или медленно падать, или, даже в случае хорошей динамики на рынке нефти и минимального роста ВВП, структурные перекосы будут накапливаться и усугубляться. Это главный риск.

Второй риск: внешняя политика. Россия успела увязнуть в Сирии и вообще на Ближнем Востоке. Как и предупреждали многие эксперты, туда гораздо проще зайти, чем потом выйти. Сейчас, по итогам последних событий, уход оттуда выглядел бы позорным бегством. Путин на это не может пойти, в том числе, по ментальным причинам. В то же время некоторые арабские страны, видя, что Россия в попытке повысить свой международный статус готова влезать в местные истории, начинают звать Кремль себе на помощь. Это и Судан, и частично признанное правительство Ливии… Сейчас Кремлю предстоит решать: пускаться во все тяжкие, дружить с разными арабскими режимами и размещать на их территориях военные базы или же пытаться минимизировать последствия и потихоньку вылезать из Сирии.

Надо заметить, что Сергей Приходько, герой последнего расследования Навального, вероятно, сильнейший в российском руководстве специалист по международным вопросам. Пожалуй, посильнее, чем Сергей Лавров. Мне неизвестна его позиция по ближневосточным перспективам России, но интересен сам факт, что накануне формирования нового правительства он оказался под ударом. (Алексей Навальный опубликовал очередное расследование своего Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) о якобы прогулках и оргиях на яхте миллиардера Олега Дерипаски и заместителя председателя правительства РФ Сергея Приходько – ред.)

Третье: Украина. Независимая Украина – это в принципе вызов для России. А попытка ограничить независимость нашей страны на сегодня обернулась для РФ санкциями. В Москве очень стараются от этих санкций как-то избавиться. Для этого, как минимум, необходимо идти на уступки по Донбассу. Но российское руководство загнало себя в угол, откуда выходить очень сложно. Если Кремль завтра свернет свою деятельность на востоке Украины, десятки миллионов людей сочтут, что Путин предал русских на Донбассе. И он сразу получит мощную оппозицию с той стороны, с которой совсем не готов ее видеть.

А вот идея миротворцев и все, что крутится вокруг нее. Насколько эта идея может быть расценена Путиным как выход из ситуации?

— Я думаю, что это основной реальный способ разрядить ситуацию. Сначала Россия будет горячо спорить о принципах размещения миротворцев, а потом постепенно соглашаться. Дело в том, что у Украины в этом вопросе минимальное пространство для маневра, отступать практически некуда. У российской стороны пространство для маневра огромное. Думаю, Кремль пойдет на уступки: постепенно передаст контроль над «отдельными районами» миротворцам, чтобы дальше Украина решала вопрос реинтеграции Донбасса уже с международным сообществом. Кстати, для Киева это не будет легко, а Путин и Россия сохранят лицо. Но это процесс долгий. Если во второй половине 2018 года Россия продемонстрирует какую-то добрую волю в вопросе о вводе миротворцев, она сможет начать  переговоры с западными странами о постепенном смягчении режима санкций. Это главная мотивация для Москвы. Затраты на собственно Донбасс для России относительно невелики, и Кремль может себе это позволить. Куда больший ущерб замороженный конфликт наносит Украине.

Скорее всего, до украинских президентских выборов Россия будет поддерживать на Донбассе напряженность, поскольку это, как считают в Москве, снижает шансы Петра Порошенко на переизбрание.

Тут какая-то кощеева игла: поведение РФ зависит от цен на нефть, а они зависят от развития технологий и их внедрения, в том числе технологий ВИЭ и хранения энергии, а прогнозировать их непросто …

Россия по-прежнему очень сильно зависит от нефтяных цен. Даже тамошние провластные экономисты прогнозируют рост ВВП в 2018 году только при удачной ценовой конъюнктуре. При возврате цены ко вполне реалистичным показателям ниже $50 за баррель российский ВВП будет падать. И в ближайшее время зависимость от нефти никуда не денется.

Вы сказали, что Россия не хотела бы избрания Порошенко на второй срок. Юлия Тимошенко, второй по рейтингу политик, недавно ездила на различные переговоры в США. Кого тайно или явно может поддерживать Россия, зачем вообще играть?

— Я думаю, что Россия играет сразу с несколькими украинскими политиками. С одной стороны, есть задача восстановить в силе «Оппозиционный блок», который сейчас скорее нерукопожатный. Для России важно сделать «Оппоблок» системообразующей  партией, чтобы с ним договаривались, как это было с Партией регионов до того, как она пришла к власти. В решении этой задачи может помочь администрация Порошенко, которая перед угрозой поражения во втором туре может направить усилия на вывод во второй тур Юрия Бойко – у него действующий президент гарантировано выиграет, зато сам Бойко перестанет считаться маргинальным лидером.

Тимошенко – это самый больной вопрос. Нет убедительных оснований обвинять ее сегодня в сговоре с Кремлем – с другой стороны, в президентской кампании 2009-2010 годов Владимир Путин поддерживал именно ее, это было очевидно по рядку признаков. Один раз ее уже рассматривали как удобного для России президента Украины, не исключаю, что так будет и сейчас. Хотя стопроцентной управляемости в случае ее избрания Москва, конечно же, не получит. Юлия Владимировна, мягко говоря, дама очень не простая. Но ее считают более сговорчивой, чем Порошенко.

Может ли России найти какой-то ключ к США, чтобы поспособствовать снятию санкций?

Это сложно. Расчет на Трампа не оправдался. Трампа со всех сторон обложили союзники и оппоненты, вынудили подписать закон о санкциях против России. Президент в Америке  не пожизненный, и выборы уже скоро (в 2020 году – ред.) Явно пойти навстречу России – для Трампа самоубийственно с точки зрения второго срока. Очень уязвимый и подозреваемый в контактах с Россией Трамп не может пойти на какие-то тайные переговоры и уступки. Как не парадоксально, сейчас Москве неформально было бы проще работать с Хиллари Клинтон, она не была бы связана по рукам и ногам.

И еще по выборам. Я так понимаю, Путин первый, Грудинин – второй, дальше – Жириновский, потом Собчак… 

Сейчас в Кремле хотят «просадить» Грудинина, поэтому «зеленый свет» дан Жириновскому. Путинской команде важно, чтобы в России не появился политик №2. Все равно, кто формально будет вторым – главное, чтобы второй и третий набрали почти поровну, и это обеспечило бы огромный отрыв от них победителя. Отчетливый второй может стать угрозой для бессменного лидера, и это главная причина, по которой не пустили на выборы Навального. Понятно, что Навальный не выиграл бы у Путина в марте 2018-го, но из предвыборной кампании он мог бы выйти основным оппозиционным политиком России, и неизвестно, что бы было дальше. Для Кремля же важно показать относительно свободные выборы, которые проходят без реальной борьбы, потому что существует национальный лидер и какие-то мелкие политики, представляющие узкие группы населения. Именно это должно стать основой легитимности Владимира Путина в течение его очередного президентского срока.

Александр Куриленко 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Загрузка...
Завантаження...
Завантаження...
Загрузка...
Загрузка...

Последние Заграничная правда

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: