Сила в правде

Навигация

«Если я дам запись с видеокамеры, мне сожгут магазин»: история безнаказанности угонов авто в Киеве

«Если я дам запись с видеокамеры, мне сожгут магазин»: история безнаказанности угонов авто в Киеве
в Публикации/Социальная правда

В Киеве – новый всплеск активности автоугонщиков. Группы в соцсетях, посвященные автоугону, пестрят сообщениями о похищениях автомобилей различного класса – от средних «Шкод» до элитных «Лексусов». Угоняют как «бляхи», так и машині на украинских номерах.

Последний всплеск угонов пришелся на февраль-март 2016 года. Тогда за ночь в Киеве угоняли больше 30 авто. Сейчас цифра, согласно данным, собранным волонтерами, в десять раз меньше, но все равно, по сравнению с тем, что было год или полгода назад – это опасная активность.

Известная волонтер Марина Комарова родом из Севастополя лишилась не так давно своей Toyota Venza.

«Если я дам запись с видеокамеры, мне сожгут магазин»: история безнаказанности угонов авто в Киеве

Автомобиль был угнан в самом центре, и что важно-  прямо под камерами видеонаблюдения.

В ответ на пост Комаровой в Facebook, собравший тысячи лайков и репостов, откликнулись десятки и сотни людей, потерявшие авто в последнее время.

Марина смогла довести свою машину до Фастова – а дальше наступила звенящая пустота. Оказалось, что камеры на пути авто «не работают», а вокруг Фастова – масса «разборок», о которых прекрасно осведомлены сотрудники МВД.

Вчера, 5 февраля, был угнан автомобиль (Mazda-7) у журналиста Дмитрия Федоренко. Машину «дернули» прямо во дворе его дома на Героев Сталинграда.


Мы встречаемся с волонтером Мариной Комаровой возле ее дома. Она рассказывает нам о поисках, слабости полиции и всесильной мафии угонщиков в Киевской области.

«Машина была угнана прямо под камерами наблюдения. Они не боятся ничего»

— Расскажите, как это произошло.

Я припарковалась в самом центре, у Майдана, на улице Софиевской, возле Pizza Veterano, и пошла в заведение. Мне даже в голову не могло прийти, что вот так, средь бела дня, в Киеве могут похитить авто, прямо из-под носа. Машину «дернули» «удочкой». В самом центре города. Работало, судя по всему, несколько человек. Работали прямо под камерой наблюдения, их это не смущало.

— У вас были какие-то системы защиты?

Было много. Был замок на КПП, была даже заглушка на бензобак, то есть, системы дополнительной защиты были, но я ими не воспользовалась.

— Вы не рассчитывали провести там много времени.

Да, я рассчитывала поговорить с товарищем там, поэтому не активировала ни коробку, ничего.

— Вы планируете поднять волну касательно угона. Кто-то из официальных органов готов был пойти Вам навстречу?

Нет, конечно. Хотя в киевской полиции многие ребята шли навстречу и помогали. Хотя мы по сути делали большой кусок работы. Дело – на контроле. Это уже важно.

— К вам обратилось много людей, у которых тоже угоняли авто.

Да, обращались много людей, каждый со своим вариантом угона. Было интересное общение с одним молодым человеком, у которого тоже был угон и он тоже довел свою машину до Фастова. В день угона он имел видео, и мог его снять, но, увы, у него не было флешки. Когда он приехал на следующий день, ему поставили крест. Нет видео, и все.

— Фастов – это черная дыра. Туда много машин доезжает и исчезает.

В 2015 году в Фастове разогнали эту группировку, которая занималась угоном и «перебивкой» авто. Главный их человек, который занимался перебивкой, сидит. Но сидит он на той стороне, на оккупированном Донбассе. В принципе, фастовская полиция пошла нам навстречу, часть видео с камер нам помогли достать. Наша проблема была в том, что мы отслеживали отрезок времени, как она шла, но мы забыли, что ее могли поставить где-то около трассы отстояться, чтобы она не проезжала под камеры в светлую пору дня. Очевидно для нас также, что их работало двое – один наблюдал за мной, второй прямо под камерой, установленной на Veterano, вскрывал мою машину.  Кстати, у меня полиция изъяла ключ и техпаспорт.

— Зачем?

Я тоже не понимаю. Я так расцениваю, что им удобнее потом отдать ключ… Потому что, когда я отдавала, я позвонила, спросила, правильно ли забирают ключ, там сказали, что вроде нормально. Но зачем? Чтобы что? Что они будут делать? Ключ необходим, чтобы удобнее было открыть машину уже на разборке.

— Кстати, такая ситуация не только в Фастове. У нас кроме Фастова есть еще Броварское направление на Чернигов, и Гостомель на «Варшавке».

Гоняют и на ОРДЛО, и на Приднестровье, и на Одессу. Сейчас, например, по Venza много везут машин из США, они битые, их надо восстанавливать, ковыряться в них и т.д.

— Как вы искали машину. Расскажите алгоритм.

Сначала, всю субботу, мы искали автомобиль по дворам, во дворах иногда отстаивается авто. Так мы дошли к ночи едва ли не до Соломенки. Потом я, читая в комментариях в Facebook разные советы, да и просто мало ли, вдруг кто видел. Потом я додумалась зайти в папку «Спам», а там сообщение одной девушки, что она якобы видела мою машину в городе. Она была уверена, что запомнила ее, так как авто было на севастопольских номерах – это то, что связывает меня с моей малой родиной с 2014 года еще, и я принципиально не меняла регистрацию. Мы посмотрели видео с ее видеорегистратора и опознали авто.   Мы увидели, что она прошла мимо ЖК «Петровский квартал», и оттуда мы пошли дальше по камерам ее отслеживать.

«Я однажды дал запись с видеокамеры – мне чуть не сожгли магазин»

— Были проблемы с владельцами камер?

Конечно, были сложности – на заправках люди говорили, что запись не могут дать, потому что «хозяин должен разрешить», и т.д. В Белогородке мы застопорились на день – но потом навстречу пошел хозяин одного придорожного магазина, у которого была камера. У него у самого чуть не угнали машину, а потому он с радостью дал нам камеру и запись. И мы четко видим, как она, машина – идет! Да, да. Это был прорыв, и мы пошли дальше. А дальше развилка. А там на перекрестке хорошие камеры, которые принадлежат, как выяснилось потом, принадлежат местной Самообороне. Тудым-сюдым, а говорят – не работали у нас камеры, мол, в этот день. Очень странно – у чувака в магазине не полетела, а у них полетела…  Самое проблемное то, что и полиция не имеет полномочий изымать видео – она может его лишь просить – то есть, как мы. А хозяин может и отказать. Вот заходит с нами следователь или участковый – и просит. А не могли бы вы, ну нет так нет… И так далее. В общем, мы сделали вывод, что на Боярку она не пошла. А вторая – на Бышев, то есть, на Фастов. И вот там – никто и ни в какую! У одного в три часа дня, аккурат, когда все случилось, сломалась камера. Ну, тут я чуть не рассмеялась – все было настолько очевидно, что… Причем то, что тут массово «гоняют» машины – это очевидно. На обочине мы нашли «Мицубиси Аутлендер». Его тоже угнали, но бросили, так как пробили колесо. А затем уже под Фастовом, в Грабовичах, мы увидели на камере четко, как она едет.  А потом началось веселье. В Бышеве у одного бизнесмена есть большой магазин у дороги. Две качественные камеры, в обе стороны трассы. И ни в какую. Никак, и все. Два дня к нему ездили. Говорит, «я однажды дал посмотреть, мне потом чуть магазин не сожгли».

— Ответ прямее некуда.

Да. А потом, когда мы пришли со следователем, он заявил, что, мол, у него камеры онлайн и не пишут. Зачем тогда нам врать было? И зачем ставить такие качественные камеры, если на них записи нет? В общем, полный бред. Потом уже, в сумерках, мы видели записи камер дальше по ходу до Фастова, и мы на них видим машину, очень похожую на нашу, и по времени фиксации в камерах она тоже подходит, но теперь мы не можем со 100% подтвердить, что это она. Однако мы видели это четко – на ключевых местах и перекрестках нам не шли навстречу. Все время что-то ломалось, не работало, или просто «я вам запись не дам». Друзья даже через «другой мир» выходили на тех, кто занимается угонами, они говорят, что к ним в Белую Церковь такая машина не приходила. Хотя в Белой Церкви крупнейшая разборка Тойот.

— Не только Тойот, там вообще крупнейшая разборка.

Ну да, то, что там адище, это известно, но по Тойотам там особая специализация. И потом, когда мы с полицией прочесывали Фастов, они, полицейские, между собой такие – «а мы съездим на Ферму посмотрим». Ферма – это село такое рядом там. То есть, они, видимо, сами прекрасно знают, где есть эти «отстойники». А потом мне говорили, что и в Черногородке есть отстойник.

— Вы были там?

Мы присмотрели точки, и теперь думаем, как туда зайти. Конечно, там есть коровники старые, прочее, но они охраняются, наверное, просто так туда не попадешь. Также помню в Шпитьках (село под Фастовом – ред.) мы в перелеске натолкнулись на гигантский мусорник – там были сумки, автомобильные коврики – именно там выбрасывают личные вещи владельцев авто после того, как потрошат машины.

— А у вас были какие-то ценные вещи в авто?

Только копии паспорта. Но копии.

— А на вас пытались выйти, предложить выкуп?

Ооооо, это отдельная история! Во-первых, кто-то писал, предлагал на выкуп номера. Мы пробили номер, с которого писали – оказалось, чувак сидит в харьковской колонии. В общем, налажен бизнес, походу. Звонки и выписки были неоднократно. Но как только на меня выходили, я сразу отвечала – «расскажите, какие вещи лежат в авто». И все, этого достаточно. Большинство сразу «отлипает». А потом показалось, что появилась реальная схема. Звонит некий Артем Юрьевич,  так и так, я тут главный по разборке Киева, на меня уже выходили люди, я сейчас буду вам машину искать по заказчику. Через сутки звонит, говорит, мол, нашли. Заказ за семь тысяч. Мы можем его перебить. Схема такова, говорит – мы встречаемся в людном месте супермаркета. Вы можете взять одного человека, вы покажете деньги, вам покажут машину, мы договоримся, где заберут деньги. Мы чуть было не поверили в эту схему, так как один человек, с которым мы общаемся, так выкупал машину. Знающие люди сразу сказали – 7 тысяч за угнанную Вензу? Пффф! Да красная цена угнанной машине на таких номерах – 3-4 тысячи. Абсурд же, и развод, но можете попробовать. Ну мы и решили, чем черт не шутит. Ну заходим мы в Сильпо, звоним ему, он такой – «вы внутри?». Мы отвечаем, что да, и тут он ошибается – говорит про 3000 долларов, хотя изначально говорили про «семерку». Я говорю – «да, конечно», а сама пытаюсь не заржать. И тут он начинает давить психологически давить, что бесполезно со мной делать. Мы его тут же и послали. В общем, посмеялись, но мы из-за этого урода потеряли день. Показательно вот еще что – у моего соседа угнали «Форд» недавно, позвонил этот же Артем, с этого же номера, и давай предлагать ему тоже решить его вопрос. Но вот опять-же, откуда этот Артем знает про меня и про соседа? Или ему список пострадавших от угона кто-то слил? Вопрос – кто и откуда? Риторический вопрос, в принципе.

Марина Комарова говорит, что не надеется уже найти свой автомобиль. Но она будет объединяться с другими пострадавшими и профессиональными полицейскими ради того, чтобы «разворошить гнездо» угонщиков в Киевской области и сделать все, чтобы такого было меньше.

«Моя машина была на севастопольских номерах. Я принципиально не меняла их —  это то, что связывало меня с моей родиной после оккупации. И я настроена наказать тех, кто это сделал», — пишет волонтер.

Сергей Костеж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Последние Публикации

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: