Сила в правде

Навигация

Три года «за Бандеру»: что ожидает украинцев после принятия «антиукраинского» закона в Польше

в Заграничная правда/Публикации

Вчера днем ​​президент Польши Дуда подписал скандальный закон об изменениях в политике Института национальной памяти. Он уже давно стал противоречивым, еще задолго до принятия.

Во-первых, закон вызвал серьезные дискуссии и даже споры между Польшей, Украиной и Израилем. Во-вторых, ряд поправок к закону продолжают «исторические войны» с Украиной, переводя их в ответственность простых граждан.

Что в законе не так?

Кроме всего прочего, в уже принятом и подписанном законе запрещено употреблять термин «Польские лагеря смерти», кроме того, закон предусматривает уголовную ответственность за обвинения Польши и поляков в участии в Холокосте. Такие позиции вызвали серьезное недовольство в Израиле.

В то же время, польскими националистами в этот закон были внесены и антиукраинские поправки. В частности, принятый закон прописывает определение преступлений украинских националистов и Украинской организаций, сотрудничавших с Третьим рейхом, а также возможности запуска, в соответствии со ст. 55 закона об Институте национальной памяти, уголовных производств против лиц, отрицающих эти преступления.

Дуда, несмотря на надежды части общественности, подписал этот закон.

«Мы защищаем наши интересы, нашу историческую правду, чтобы отбросить ложные обвинения против страны и нации в мире», — заявил Дуда.

Наказание предусмотрено крайне тяжелое. Так, за отрицание «преступлений бандеровцев» предусмотрена административная ответственность или лишение свободы на срок до 3 лет.

Теперь, теоретически, каждый украинец, который едет в Польшу, и при этом одобрительно отзывался о Степане Бандере, или ОУН-УПА в соцсетях, или где-нибудь, может оказаться под угрозой суда. Кроме того, под суд можно попасть, если отвергать польскую версию трактовки преступлений Армии Крайовой или не признавать «Волынской резни» геноцидом исключительно поляков.

Дуда подписал закон и отправил его на рассмотрение Конституционного суда. Теперь там должны решить, как и в каких случаях он должен применяться.

Проблема также заключается в том, что закон носит экстерриториальный характер — неважно, где вы совершили «преступление» — в Польше вас могут задержать и привлечь к ответственности.

Что делать Украине и украинцам?

«Это — глупость, и Украина не отвечать глупостью на глупость»

Владимир Вятрович, глава Института национальной памяти Украины, считает, что этот закон фактически устанавливает политический диктат над историей.

«Это катастрофически сужает возможность для диалога между Украиной и Польшей об исторических событиях, диалога, который крайне важен. Это приведет к ухудшению отношений между странами, кроме того, может сыграть на руку праворадикальным движениям в Польше, которые могут снова начать какие-то действия против украицев», — считает глава Института нацпамяти.

По его мнению, Украина не должна отвечать симметрично.

«Это- глупость. А симметричным ответом на глупость будет глупостью. Украина не должна делать такого. И это не поможет», — считает Вятрович.

По его словам, Украина должна четко артикулировать свой интерес и указывать на проблемы в польском подходе европейским партнерам.

В то же время он не может пока сказать, насколько это опасно.

«Никто не знает, насколько. Но, например, и ко мне это применимо. Посмотрим, но я не уверен, что мы теперь можем гарантировать безопасность наших ученых в Польше», — отмечает Вятрович.

«Ну что, друзья, я теперь официально преступник в Польше»

Об опасности для украинцев говорит еще один специалист — Игорь Бегун, сотрудник Центра исследований освободительного движения и редактор «Исторической правды».

«Фактически, учитывая тематику моих публикаций и темы моих исследований, я теперь могу стать реальным преступником на территории Польши. Я в своем Fb прямо написал — welcome to the club, я теперь преступник, — говорит он, — поэтому я пожалуй отложу на неопределенное время свои поездки в эту страну. Закон действует экстерриториально, поэтому если ты что-то скажешь здесь, или напишешь в соцсетях, тебя могут орестовать, например, в польском аэропорту».

По его словам, из-за этого закона, гуманитарный диалог между Украиной и Польшей может быть окончательно прекращен.

«Была до последнего надежда, что Дуда этот закон не подпишет. Но случилось, то что случилось. Это большое разочарование. Польша уходит все дальше в консерватизм, и, пожалуй, диалог между Украиной и Польшей окончательно свернуто. Они хотят единолично решать вопрос общих страниц украино-польской истории. Это неприемлемо и Украина до последнего сохраняла спокойствие и готовность продолжать диалог. Но, очевидно, на той стороне есть желание его окончательно остановить. Ну что ж».

«Местные поляки или сдержанно поддерживают инициативы власти, или просто желают не говорить о политике»

Владимир Клименко, гражданин Украины, который работает финансистом в международной корпорации Shell в Польше, говорит, что многие люди еще не прочитали закон, но есть и такие украинцы, которые уже задумываются о том, чтобы сменить место жительства и работы.

«В то же время местные поляки относятся спокойно. Или спокойно поддерживают инициативу власти, или стараются не говорить о политике. Такая ситуация», — говорит Клименко.

В то же время, по его словам, этому закону никто из местных украинцев в Кракове не почувствовал ухудшение отношения поляков к себе.

«Беда не в законе, а в том, что пресса и ультраправые политики уже назвали его антиукраинским и пропагандируют это»

Но есть и противоположные мнения. Евгений Приходько, украинец, который долго живет в Варшаве и является журналистом мультимедийного пространства украинской Варшавы «PROstir», считает, что закон не столь проукраинский, как его уже объявила пресса и ультраправые польские политики. Главное направление конфликта закона — польско-израильский.

«Украинский вопрос в контексте подписанного закона далеко в тени польско-израильского кризиса. Начиная с международной арены и заканчивая диалогом двух среднестатистических поляков. Поправки, касающиеся «преступлений украинских националистов», на фоне уже почти полугодового кризиса между Киевом и Варшавой выглядят для общества логичными. Но в то же время в законе нет никакой конкретики и все очень размыто, что его практически невозможно будет применить на практике», — говорит он.

Поэтому, по словам Приходько, лично он не чувствует никакой угрозы или опасности.

«Даже не потому, что я далек от националистических взглядов, а просто с юридической точки зрения это будет. Другое дело, что поправки движения Kukiz’15 — это продолжение антиукраинских тенденций в Польше и сигнал для ультраправых еще больше чувствовать безнаказанность в отношениях с украинцами. Ведь закон неправильно понят не только в Украине. В Польше изменения в законе выглядят тоже как запрет «бандеризма», а ежедневные упоминания в СМИ и популистами из правых партий только цементирует этот миф», — говорит журналист.

А пока журналисты и эксперты спорят, действительно ли закон является проблемным, некоторые украинцы уже думают, ехать в Варшаву в ближайший отпуск или нет. А в националистических кругах обсуждают варианты «ответа» полякам на такое решение. И что будет- пока неизвестно.

Сергей Костеж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Загрузка...
Завантаження...
Завантаження...
Загрузка...
Загрузка...

Последние Заграничная правда

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: