Сила в правде

Навигация

Все, или ничего: чего ждать от политиков в последний год перед выборами

в Политическая правда/Публикации

2017 выдался годом многих сюрпризов как с политической, так и с медийной точки зрения. Вспомним сколько раз в разных кругах о том, что «Порошенко своей пламенной речью на День Независимости начал предвыборную кампанию». Кстати, ровно столько же раз, по мнению разного рода наблюдателей, ее начинал и Саакашвили — то пересечением границы, то схватками оппозиционеров с бывшим «Беркутом» на Трьосвятительський.

Зато уже в 2018 многие ожидают всплеска медийной активности и появления на политическом небосклоне новых игроков — как настоящих, так и технических, которые могут уже в 2019 сразиться с главными партиями за место под куполом.

Тем более, что положение «старых» политических сил, особенно главной коалиции, не является прочным. Так, партии коалиции стремительно теряют позиции в рейтинге самых популярных сил страны.

В то же время, как говорят социсследования, в частности, группы «Рейтинг», растет влияние «Батькивщины», а на востоке и юге поднимают голову бывшие «регионалы» — партии «Оппозиционный блок» и «За життя». Так, в настоящее время почти 17% граждан, принимавших участие в соцопросах, готовы голосовать на парламентских выборах за «Батькивщину», почти 15% — БПП. 9,4% — «Оппоблок», почти 9% — «За життя». Пройдут в парламент, вероятно, Радикальная партия, «Самопомощь» и партия «Гражданская позиция».

Между тем у партий власти стремительно растет антирейтинг — в частности, за БПП и Петра Порошенко не проголосовали бы ни при каких обстоятельствах 22,5% и 23% избирателей соответственно. В то же время антирейтинг главной конкурентки нынешнего президента — лишь 6,8%.

Это связано не только с общим разочарованием и фрустрацией общества из-за отсутствия изменений, которых ожидали после революционных событий 2014 года, сколько и от неопределенности — несмотря на сложности, положение партий власти могло бы быть лучшим, если бы они продемонстрировали такую ​​модель будущего, которое восприняло бы общество, и в которую поверили. Но этого не произошло.

Между прочим, такой же недостаток есть и у оппозиционных сил — ни Саакашвили, ни «Батькивщины», ни «Оппоблок» с партией Вадима Рабиновича пока не предложили украинцам перспективу. На критике существующего строя действительно можно получить власть. Но это не поможет удержать ее.

Кстати, ряд инсайдеров среди политтехнологов объясняют относительную популярность Михаила Саакашвили именно этим фактором — многие видят за ним определенное видение будущего, которое мерещится в повторении грузинского опыта, который оказался удачным. Зато никто не задается вопросом, насколько этот опыт может быть реализован в Украине.

Долгое время у Саакашвили не было четких программных позиций, но в конце 2017 года, в один из последних его дней на мероприятии для прессы команда Саакашвили показала, с чем идти в следующий политический сезон. Основные программные требования складывались по борьбе с коррупцией, политической реформы, дерегуляции экономической сферы и сокращения налогов. Саакашвили не скрывал, что его целевой аудиторией является молодежь, которая больше всего ждет изменения. Удастся ли Михо прорвать завесу с непрерывных допросов и судов, которая фактически парализует его политическую деятельность — пока неизвестно, но активизации его партии — «Рух новых сил» — пока незаметно.

Между тем в противоположном лагере так же кипит работа. Президентскому лагерю значительно сложнее, поскольку нужно не просто стоять в позиции защиты, но и нести бремя прошлых скандалов и провалов властных структур, которые следуют друг за другом. Вынужденная коалиция с «Народным фронтом» и министром МВД Аваковым делает Банковую слабее, и, несмотря на то, что сейчас в руках главы государства сосредоточено власти не менее, чем в свое время у Виктора Януковича, провластной команде придется изобретать новые двигатели для успеха на выборах. Как показали выборы на семи округах в 2016 году, а также выборы в объединенных тер общин в 2017, привычные технологии, которые использовались ранее («сетка», раздачи продуктов, админресурс) могут не сработать, а даже если сработают, эффект их может быть минимизирован.

Поэтому рецептура для власти может быть следующей:

  •  Частичное внедрение реформ. На самом деле, речь идет не о решительных переменах, которые обещал Президент Порошенко еще в 2015 году, но по крайней мере о таких мерах, которые дадут краткосроческий эффект. В 2015 году таким примером стала Патрульная полиция, например. В 2018 может стать многострадальный Антикоррупционный суд, которому дадут вынести несколько приговоров против уже «сбитых» коррупционеров — ведь их все равно не жалко.
  • Информационная изоляция оппонентов. Несмотря на попытки ее ввести, это не удалось в полной мере, а сюжеты о том, как силовые структуры не смогли уберечь Ирину Ноздровскую и провалили дело Крысина, выходят даже на провластных каналах.
  • развитие уже осуществленных реформ — например, дальнейшее внедрение уже проведенной реформы децентрализации, дала ощутимый эффект на местном уровне — бюджеты развития городов получили значительные средства, многие города Украины начали модернизироваться. Если власть продолжит эту реформу, отремонтированных дорог и школ станет больше — а значит будет больше козырей для предвыборной кампании в 2019.
  • стабилизация валюты. Очевидно, один из многих аргументов критики власти — рост курса валют и потребительских цен вместе с этим — можно предупредить, откорректировав курс в ручном режиме с помощью валютных резервов НБУ. Но, так или иначе, это приведет к падению резервов и большей нестабильности гривны спустя.

Как бы там ни было, но для власти выбор инструментов для работы с избирателями будет наиболее тяжелім. Можно ожидать, что власти не будут использовать методы ручного управления экономикой и финансовой системой (поскольку международные партнеры решительно против таких решений), но зато будет пробовать выдавать любые небольшие изменения за решительные прорывы.

Что интересно, в ведущих оппозиционеров страны — «Батькивщины», «Оппозиционного блока» и «радикалов» — пока вообще не видно работы на выборы. Но как считают опрошенные нами активисты этих партий в регионах, они не ожидают, что месседжи сил глобально изменятся в  2018.

«Проблем много, и они не решаются. Акцентуализации на них, системная работа с людьми по донесению коррупционных и антинациональных социально-экономических инициатив дает достаточно поддержки», — говорит один из активистов «Батькивщины» на Черниговщине.

В то же время попытки вытеснить «Батькивщины» с ее позиций пока власти не удалось — попытка, например, взять под контроль Киевский областной совет провалилась, а в Херсоне в конце концов в выигрыше оказались местные «регионалы», при том, что представители «Батькивщины» в целом сохранили свои позиции.

Но это не исключает, что в главных для власти регионах обострится борьба за областные советы с «Батькивщиной» — а поэтому лето и осень 2018 года будут печальными.

Что касается молодых проектов, таких, как «Сила людей» или «Нацкорпус», если не произойдет ничего неуправляемого и экстраординарного в государстве, им может не хватить ресурсов для получения хотя бы шансов на проходной барьер, несмотря на яркие и качественные уличные акции.

Так или иначе, но 2018 может стать решающим для многих игроков, которые хотят войти в новый политический сезон с ресурсом и возможностями. Их подстегивает не только наличие большого количества людей, которые еще не определились с симпатиями на голосовании, но и тот факт, что олигархи пока не определились с приоритетными для себя проектами. Если, например, союз Порошенко и Ахметова через схему Роттердам + является вещью для многих очевидной, то будущая позиция по выборам других мощных игроков (аграриев, Коломойского, Жеваго, Фирташа) является до сих пор неизвестной.

И это сохраняет для всех интригу.

Сергей Костеж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Загрузка...
Завантаження...
Завантаження...
Загрузка...

Последние Политическая правда

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: