Сила в правде

Навигация

Земельный «дерибан»: В Минобороны имеют собственную схему решения земельных вопросов

в Правда о чиновниках/Публикации

В конце октября широкая общественность была немало шокирована попыткой захвата неизвестными в балаклавах части военного аэродрома в Одессе, земля которого находится в собственности Минобороны. Военная прокуратура открыла по этому факту военное производство, а командира воинской части задержали решением суда на 2 месяца. В самом Минобороны не устают рапортировать – преступные «попередники» разбазаривали земли Минобороны направо и налево, но все понемногу возвращается государству. Так ли это на самом деле?

Пол миллиона земли на шару

Во времена Советского Союза воинские части и другие объекты были разбросаны по всей стране – и в населенных пунктах, и далеко от них в чистых полях или даже лесах.

Земля для военных попросту изымалась у местных советов и военным предоставлялось право постоянного пользования ими.

Затем Союза не стало, а вот военная инфраструктура с воинскими частями, полигонами, аэродромами, воинскими городками осталась. Официально – она принадлежит государству, но распоряжается ею Минобороны.

По подсчетам координатора движения «Вместе против коррупции» Оксаны Величко нынче в Украине в Минобороны во распоряжении находится до 500 тысяч гектаров земли.

Точнее сказать не возможно, поскольку… земли Минобороны не имеют кадастрового номера. А значит документы на них отсутствуют.

Советник Министра обороны Юрий Бирюков говорит о том, что 75% земель Минобороны не имеют документов и кадастровых номеров.

«Есть прецеденты, когда земля принадлежит Минобороны, а по документам – нет. А чтобы оформить один пакет документов на каждый надел земли – это огромные деньги», — говорит Бирюков.

В Минобороны не один и не два раза поднимали тему отсутствия документов на земли Минобороны. В прошлом году Министр обороны Степан Полторак даже дал распоряжение – провести инвентаризацию земель и обеспечить их внесение в государственный земельный кадастр.

Тем более, что очередь из военных, стоящих в очереди на жилье, уже добралась до 50 тысяч.

Процесс, вроде быв, даже пошел но….

Селяне на выход

На сайте Минобороны есть немало сообщений, о том, как бравурно Минобороны возвращает украденные земли.

«По состоянию на 1 сентября в собственность Минобороны возвращено свыше 67 тысяч гектаров земли», — так написал на своей страничке в социальных сетях Степан Полторак. И Уточнил, что эти 67 тысяч – это 146 земельных наделов, все возвращены по решению судов в 2014 – 2017 годах.

Среднестатистический пользователь в уме уже рисует себе картинку – как трепещут застройщики и собственники торговых центров, которые вынуждены убираться из чужой земли.

Впрочем, узнать у самого Минобороны – что именно и где было возвращено, не представляется возможным.

Зато это информацию можно узнать у шокированных обывателей.

Например, селяне из деревни Бережница, Маневицкого района, Волынской области с удивлением узнали о том, что их село находится на полигоне и теперь военные просят освободить полигон.

Прецедент случился еще перед Второй мировой войной – тогда местных селян массово и насильно вывезли в Бессарабию, а в 1968 году здесь появился Поворский полигон.

Однако далеко не все выселенные были согласны с таким поворотом событий и возвращались домой. Нынче здесь село на 550 жителей.

Именно к ним подало иск Минобороны с тем, чтобы селяне убирались со своих домов. К счастью, за решение этого вопроса сей час взялись на районном и областном уровне. Но пока чиновники из Минобороны стоят на своём – полигон есть полигон.

«А где же вы раньше были, корда мы все здесь строились?» — резонно спрашивают селяне.

Недоумение возвращением земель испытывают и в сельсовете села Жовтневое, Владимир-Волынского района.

В советские времена на территории деревни был аэродром, а с 1951 года здесь базировался 168-ой истребительный полк имени Суворова.

Аэродром функционировал вплоть до 1998 года, корда здесь расформировали 442-ой вертолетный полк. Часть имущества вывезли сами военные, другую часть разобрали местные жители. Из оставшегося – два помещения, дорога и водонапорная башня. Ну и 300 гектаров земли, которые, как оказалось, весьма ценны для Минобороны. Ибо за поросшую кустарниками территорию в оборонном ведомстве ухватились зубами.

Неподалеку од Винницы в селе Петрик в 1959 году было роздано охотничье хозяйство на территории свыше 400 гектаров земли. Строилось все силами Винницкого гарнизонного сонета охотничьего хозяйства Прикарпатского военного округа, позже здесь был создан целый совхоз. В 2010 году военная прокуратура подала в суд, утверждая, что эти земли принадлежат Минобороны, но проигрывает, землю оставляют за Малиновским сельским сонетом. А в 2015 году опять тот же прецедент. В итоге членов военно-охотничьего общества попросту попросили из ранее занятых земель.

Возмущению людей нет придела. Ведь юридически земля принадлежит Милиновскому сельсовету, имущество принадлежит «ВОО «Петрик», но суд встал на сторону Минобороны – оказывается по документам здесь находится… военный городок №84.

Похожая ситуация возникла и в Одесской области. Точнее в Тарутинском районе, где ранее был Тарутинский общевоенный полигон площадью свыше 24 тысяч гектаров.

Сам полигон был создан еще в 1946 году и считался одним и самых больших в бывшем Советском Союзе. Но войска вывели и огромная территория пустовала.

Местные власти часть земель выделили во временное пользование военному совхозу «Черноморский», который обязался обеспечивать войска Южного оперативного командования сельскохозяйственными продуктами, часть взяли в аренду виноделии и фермеры, а на части территорий в 2011 году было создано ландшафтный заказник «Тарутинская степь».

Теперь свои земли Минобороны эффективно возвращает через суд. А экологи жалуются на то, что военные уничтожают заказник.

Если анализировать ситуацию, то в Минобороны во владениях не только никому в принципе не нужные села, водонапорные башни и заказники.

Гораздо куда более лакомыми кусками здесь есть территории тех же воинских частей и воинских городков на территориях крупных городов-миллионников.

Но о судах там почему-то общественность не слышит.

Земли Балоги

Впервые о непрозрачном дерибане военной земли широкой общественности стало известно в 2007 году. Тогда скандал разразился из-за сообщения коммуниста Спиридона Килинкарова о том, что жена главы секретариата Президента Виктора Балоги Оксана за бесценок приобрела целый военный городок в Мукачево.

В декабре 2007 года Президент Виктор Янукович своим распоряжением провел отчуждения имущества земли и построек военного городка в Мукачево по улице Чехова, Валленберга и Береговской (три постройки на тот момент находились почти в центре Мукачево). Все – в пользу ООО «Партнер», в основателях которого и числилась Оксана Балога, а также супруга мера Мукачева Марина Петьовка.

В мэрии тогда объяснили – жилищный фонд требует капитального ремонта, а денег нет. Поэтому в мери решили продать казармы и другое имущество военных.

По условиям конкурса, покупателю военного имущества нужно было купить само имущество и приобрести жилье для военных площадью 2500 квадратных метров. Разрешалось купить эти самые квадратные метры на вторичном рынке.

22 миллиона заплатила семья Балоги за военное имущество, также  ООО «Партнер» купило для военных 44 квартиры, при чем часть из них оказалась непригодной для жилья – то есть по сути, это были трущобы. Об этом свидетельствовали и результаты правительственной проверки.

Скандал получился знатным. Да таким, что в дело вмешалась на тот момент премьер-министр Украины Юлия Тимошенко и попросту отменила решение Виктора Януковича о передаче имущества военных городков из государственной в коммунальную собственность Мукачево.

Но такие случаи, скорее, еденичны.

Воруют целые города

В 2015 году в Одессе, например, попросту украли военный городок.

10 сентября 2015 года Одесский горсовет принял решение, согласно которому ООО «УВГП-Система» начинает разработку детального плана территории в приделах проспекта Гагарина, переулка Ботанического, улиц Армейской, Маршалла Говорова и Сегедской.

Как оказалось, еще в 2004 году Минобороны составило договор  с ООО «УВГП-Система» по поводу строительства жилья в порядке паевого участия для военнослужащих и их семей. А в 2007 году то же Минобороны ввело в паевое строительство еще и фирму «Инновационные стратеги» (последнюю связывают с Юрием Иванющенко, к стати).

Изначально настройщики уверяли, что строят жиле для военных, но на сайте настройщика быстро появилась информация о новом объекте – там уже продают квартиры в 4-ех 24-х этажных будущих жилых домах, сам жилой комплекс называется «Четыре сезона».

После скандала в дело вмешалась военная прокуратура, но воз и нынче там.

«Никто не удосужился даже разорвать договор с компанией, хотя он был подписан еще в 2004 году, а строительство началось в 2016», — комментирует одесский активист Григорий Козьма.

За последние годы в Николаеве в руки частных фирм попало 30 гектаров земли Минобороны, которая уже застроены коттеджами. Все – на территории воинского городка №62 по улице Ливаневцев. Среди владельцев элитных коттеджем – родственники местных прокуроров и приближенные в покойному меру Николаева Владимиру Чайке.

Благодаря Николаевскому городскому сонету, земли получили ООО «Николаевбудпроект», а также ПП «ЛК Трейдер Украина», ТОВ «Корн Экспрес» и ТОВ «Инвесттрейдинггруп-м».

На сайте горсовета без труда можно найти информацию, что дальше стало с землями – их попросту переоформили на физических лиц.

Но никаких претензий у Минобороны к этим оборудкам нет.

Тем временем народный депутат Сергей Высоцкий сообщил, что местная власть «отжимает» треть полигона 8 полка специального назначения с тем, чтобы там построить коттеджный городок.

«Началось все в 2006 году, корда Минобороны решило, что полигон войскам спецназа не нужен. Процесс передачи земли не было закончено до 2014 года. С началом военных действия руководство полка и Минобороны через суд все-таки упразднили это решение. Но местный геокадастр начал присваивать землям номера, которые закреплены за неизвестными лицами», — констатирует Высоцкий.

А это значит, что часть полигона все-таки займет коттеджный городок.

На Львовщине Яворовское квартирно-эксплуатационное управление отдало 29 гектаров земли бывшего военного профилактория возле Яворовского полигона фирме «Ирбис», владельцем которой является небезызвестный олигарх Петр Дыминский.

Как выяснили журналисты, Дыминский успел там построить собственный охотничий домик.

Только на днях внештатный советник министра обороны Руслан Тростинский подал Степану Полтораку результаты исследования военного имущества во Львовской области, где нашел еще 7 таких объектов.

Только недавно скандал разгорелся вокруг жилого комплекса «Волшебный город» корпорации Укрбуд Максима Микитася. Киевский аппеляционный суд   отменил решение Хозяйственного суда Киева, который признал недействительным соглашение между подчиненным Министерству обороны учреждением «28 управление начальника работ» («28 УНР») и ООО «Фортабуд» о строительстве жилого комплекса на земельном участке площадью 12,24 га на Дарнице в столице.

Особую изюминку тут придает тот факт, что не смотря на спорные земли, застройщик не только начал строительство, но и… успел продать 670 квартир.

Чего стоит только требование Одесской мэрии, заявленное Минобороны передать городу 14 гектаров военной земли воинской части А3571 аэродрома «Школьный» под застройку… торгового центра.

Если брать в целом – то таких случаев можно найти очень и очень много.

Старые схемы

Евгений Пинчук, член Гражданского совета при Минобороны и глава Всеукраинского сообщества бесквартирных офицеров подтверждает – строить на спорной земле без согласования сов семи сторонами процесса никто не будет. Слишком велики риски.

«Чиновники из Минобороны возвращают государству зачастую никому не нужные земли. И браво рапортируют перед обществом. Возвращено 1000 гектаров земли. Все рады, все спокойны. На самом деле – это земли где-то на веселках, которые в принципе, не очень-то и ценны, или использовались под. поля. Куда более ценятся у застройщиков земли в городах-миллиониках – Киев, Харьков, Одесса, Львов, немного менее ценны земли в 50 – 10 километрах от больших городов, многим вполне подходят земли и в небольших городках или райцентрах. Именно там самозахваченные земли Минобороны возвращать не спешит», — уверяет Пинчук.

Главная проблема и спасение для Минобороны – то, что земли военных не внесены в Государственный кадастр.

По словам Евгения Пинчука, даже само здание Минобороны и Генштаба находится на земле, которая не имеет кадастровых номеров, а значит она ничейная.

«Кадастровый документ – это первая ниточка, что земля не ничейная, она кому-то принадлежит. Министр Полторак поставил задачу инвентаризировать все земли и внести их в Кадастр, но это время, расходы, да и нежелание чиновников. Сейчас земли Минобороны – это такой себе супермаркет земли. Ее можно продать, купить, на ней можно заработать. Зачем же тогда присваивать землям кадастровые номера?», — рассказал Пинчук.

Схема уже много лет известна «покупателям» — настройщик присматривает себе лакомый участок под очередную высотку или коттеджный городок. Идет к городским властям к просьбой. Те, отлично понимая, чия это земля, обращаются к нужным людям в Минобороны.

«Просто приходят и говорят: «Нам нужно 2 гектара земли под застройку». Сума быстро согласовывается – застройщик платит за землю, деньги идут в карманы и чиновникам из местной власти и чиновникам из Минобороны. Затем начинается процесс оформления документов – сначала идет доверенность, затем земли присваиваются кадастровые номера и даже без конкурса земля оказывается в руках у застройщика. Если схему вскрыли – нужно назначить крайнего – обычно это мелкий чиновник из управления Минобороны, который уже получил свой откат и теперь должен уволиться. Вместе с тем включается и военная прокуратура, которая тоже получает свой кусок. Дело передается в суд, где Минобороны проигрывает, поскольку идет игра в поддавки. В конечном итоге, земля оказывается за застройщиком, все законно», — рассказал Пичнук.

Есть и вторая схема по передачи земли и имущества.

«Заключается инвестиционный договор по которому застройщик должен впоследствии отдать Минобороны 10% квартир военным. Вроде все хорошо, все довольны. Но затем возможно несколько развитий событий. Либо Минобороны начинает официально требовать квартиры для военных раньше, в итоге застройщик пишет, что не успевает их построить и покупает жилье военным где-то на выселках. У меня был случай, когда застройщик строил жилье в Одессе, а квартиру по-срочному купил за 200 километров от Одессы. Разница ведь есть, не правда ли?», — утверждает Пинчук.

Степан Тимофеевич, где вы?

У читателя может возникнуть резонный вопрос – почему ничего не делает Министр обороны Степан Полторак? В курсе ли он? Или же сам в доле?

Ровно год тому назад Полторак поручил в течение двух месяцев создать реестр всех фондов и земель Минобороны.

«Я даю руководителям квартирно-эксплуатационных органов и подразделений Управления капитального строительства задачи: в течение двух месяцев разобраться и создать учет фондов и земель. Создать в электронном и бумажном виде соответствующие альбомы. По всем выявленным проблемными вопросами доложить соответствующим образом руководству и отработать пути их решения. По завершении этого срока и после соответствующей проверки, времени у вас больше не будет. Я буду принимать жесткие меры «, — заявил Полторак, во время совещания с руководителями квартирно-эксплуатационных подразделений всех уровней, которая состоялась в Киеве.

Но воз и ныне там.

Евгений Пинчук обьясняет, полтора года назад действительно была инициатива провести инвентаризацию всех земель и имущества. Руководителем отдела отдела нормативно-методического обеспечения и мониторинга владения и использования имущества и земель обороны стал Иван Базарко.

И действительно взялся за дело. Но очень быстро Ивана уволили.

«Потому что Базарко начал проверку имущества, в том числе и украденного и очень быстро там всплыли фамилии депутатов, бизнесменов, бывших и нынешних генералов. А если по-честному, то украденное нужно бы вернуть. Когда все это вскрылось, дело долго заминали, оно дошло до ВР, до Кабмина и до Президента. Получилось, что в процессе проверки, вышли на самих себя. В итоге началось давление, Ивану Базарку пришлось уйти», — говорит Пинчук.

Сейчас подобные объекты нужны только неравнодушным активистам. Наверху в Министерстве сами не знают, как можно бороться с этой системой.

Между тем, европейское сообщество крайне не довольно сложившейся ситуацией.

«Есть требование международных институтов и организаций, для того чтобы обеспечить прозрачность в этой сфере. Есть свободные участки, хорошие и дорогие, которые числятся за Минобороны, туда готовы прийти инвесторы, но на самом деле там уже все давным-давно застроено. И таких прецедентов очень много. Ситуация с замминистра Павловским, которого взяли за поставку топлива для армии – это намек всему Министерству», — отмечает Евгений Пинчук.

Зинаида Богун

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Загрузка...
Завантаження...
Завантаження...
Загрузка...

Последние Правда о чиновниках

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: