Сила в правде

Навигация

Киев — Варшава: до сих пор ли общее дело?

в Заграничная правда/Публикации

Стратегическое партнерство между Украиной и Польшей переживает непростые времена. Из Варшавы прозвучали ряд заявлений, которые трудно назвать дружескими, и которые требуют взвешенной реакции официального Киева. Несмотря на это в двусторонних отношениях наших стран сохраняется потенциал для сотрудничества.

Евгений Магда, политолог

Среди «вины» Украины, о которой говорит министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский — использование Польши в собственных интересах через осознание того, что Варшава не оставит Киев один на один в противостоянии с Россией. Не так давно шеф польской дипломатии вспоминал, что Польша — единственная страна ЕС, которая граничит и с Украиной, и с Россией, однако так и не стала участницей переговоров об урегулировании на Донбассе. Этот факт вызывает плохо скрываемое раздражение польских политиков, и в марте Ващиковский вместе с министром иностранных дел Великобритании Борисом Джонсоном привозили в Киев предложения по переформатированию переговоров об урегулировании конфликта на востоке Украины, однако не добились заметных успехов.

Польша первой признала независимость Украины и в течение длительного времени выполняла роль адвоката в отношениях со странами Запада. Не забывали в Варшаве и о собственных интересах. В 90-х годах сотрудничество Леонида Кучмы с Александром Квасьневским были довольно плодотворными и породили формулу «Прощаем и просим прощения», которая должна была стать ключом для к решению проблем общего исторического прошлого, которые не ограничиваются исключительно Волынской трагедией. Кстати, неплохо понимали друг друга Виктор Ющенко и Лех Качинский, смерть которого вместе с несколькими десятками представителей польской элиты в авиакатастрофе под Смоленском существенно изменила польскую политику, во время президентства Бронислава Коморовского тот от имени ЕС поддерживал контакты с Виктором Януковичем, именно тогда Украина и Польша вместе провели Евро-2012.

В вопросе исторической памяти, на котором сегодня активно играют польские стратегические партнеры, Украина находится в довольно сложной ситуации, поскольку для поляков это вопрос приобрел актуальность в конце 80-х годов ХХ века, с распадом социалистического лагеря, и они в течение нескольких десятилетий сформировали нарратив , в котором нет места взаимопониманию с украинцами. Имперская идентичность уверенно берет верх, а в сознании на первый взгляд политики начинаются употреблять лексикон напыщенных шляхтичей. Принятие Верховной Радой через несколько часов после выступления Бронислава Коморовского с ее трибуны в апреля 2015 года закона о декоммунизации, который предусматривает чествования воинов УПА, в Польше восприняли весьма негативно. Не исключено, что такое развитие событий стало одной из причин поражения Коморовского в президентской кампании того же 2015 года.

Сейчас у власти в Польше находится партия «Право и справедливость», которая стоит на консервативных позициях. Популярность «ПиС» достаточно высока, рейтинг составляет около 40%, она имеет большинство в обеих палатах польского парламента. Ярослав Качинский, лидер партии, фактически руководит внутренней и внешней политикой страны, хотя сейчас формально является рядовым парламентарием. Установление польскими парламентариями Дня памяти жертв Волыни, кстати, не одномоментный процесс, как это порой воспринимается в Украине, к нему политическая элита соседней страны шла в течение нескольких лет и вышла на консенсус, где скандально известный фильм в Украине «Волынь» стал только «вишенкой на торте».

Украино-польское сотрудничество нашло отражение не только в адвокации Украины, об эффективности которой можно спорить. Это и совместное проведение Евро-2012, и формирование польско-литовско-украинской бригады имени Константина Острожского (напомню, что в Варшаву и Вильнюс также есть проблемы в восприятии общей истории). Еще один факт, который постепенно признают польские официальные лица: весомая участие украинских трудовых мигрантов в обеспечении экономического роста Польши. По разным оценкам, в Польше работают 800  — тысяч украинцев, и это позволяет польским властям утверждать на европейском уровне, что Польша приняла миллион украинских беженцев, является бесстыдной манипуляцией.

По подсчетам польского Народного банка, украинские заробитчане отправили домой около 2 миллиардов евро, а их присутствие в польской экономике является все более заметной. Растет и численность украинского студенчества в польских университетах, десятки тысяч молодых украинцев отдают предпочтение обучению на территории соседнего государства.

Если в начале 2017 Ярослав Качинский педалировал тезис о том, что с Бандерой Украина в ЕС не попадет, то сейчас польские чиновники, среди которых запев ведет Витольд Ващиковский, жалуются на не допуск к обустройству польских мест памяти на украинской территории. При этом в Варшаве предпочитают игнорировать, скажем, факт демонтажа памятника воинам УПА в селе Грушовичи, который совершили польские националисты не без одобрения местных властей. Также игнорируются предложения Украины легализовать самовольно оборудованные места памяти обоих народов по принципу «все на все».

Еще один фактор в польско-украинских отношениях — постоянные провокации третьей стороны, которой несложно отнести Кремлю. Акты вандализма против польских захоронений в Гуте Пеняцкой и Быковне, обстрел польского генконсульства в Луцке, разоблачена украинскими правоохранителями попытка осуществить провокацию у польского посольства в Киеве — все это звенья одной цепи. В Москве умело играют на настроениях польской элиты, давая поводы для возмущения там, где их не хватает.

Последние острые заявления Витольда Ващиковского контрастируют с его же статьей в RzeczPospolita, в которой министр отмечал, что отношения с Украиной являются стратегически важными для Польши, а проблемы в двустороннем диалоге не закладываются под сукно. Теперь же Ващиковский обвиняет Украину в использовании Польши в собственных интересах, и называет ключевыми вопросы образования и возвращения имущества польским общинам. При этом Польша шантажирует Украину возможной отменой запланированного на середину декабря визита Анджея Дуды в Харьков. И будет слишком простым решением списать все на ожидаемую ротацию правительства Шидло, во время которой Ващиковский с большой долей вероятности потеряет портфель министра иностранных дел. Однако это не помешало ему донести свое видение ситуации к Анджею Дуде, который призвал Петра Порошенко и Владимир Гройсман убрать из государственных должностей в Украине людей с антипольскими настроениями.

К сожалению, Украина часто играет роль козла отпущения для польской дипломатии, хотя Варшава имеет немало проблем в отношениях с Европейским Союзом и может, скажем, быть отстраненной от обсуждения бюджета ЕС, негативно отразится на экономических показателях страны. Поэтому на повестке дня — прагматичный диалог Украины и с отказом от услуг «адвоката» со всеми нюансами, которые их сопровождают, и сохранением формата стратегического партнерства, альтернативы которому нет.

Евгений Магда

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на Народна Правда в Telegram. Узнавайте первым самые важные новости.
Завантаження...
Завантаження...

Последние Заграничная правда

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: