Сила в правде

Навигация

Осень на Грушевского: как митинг за политическую реформу стал «Михомайданом»

в Политическая правда/Публикации

На улице Грушевского окончательно «устаканился» палаточный городок. Очевидно, его присутствие здесь станет естественной в ближайшие недели или месяцы.

Откуда оно возникло, почему не переросло в новый Майдан, что от него украинцам и что теперь делать с ним провластным политикам?

История данного протеста началась еще летом — когда в оппозиционных политиков из числа «еврооптимистов» (в частности,  Мустафа Найем и представителей «Самопомощи») возникла идея о проведении осенью единой крупной акции ради политической реформы.

Ее анонсировали еще летом, а уже осенью у молодых политиков и их союзников созрела идея с тремя требованиями:

  •  Отмена депутатской неприкосновенности
  •  Реформирование избирательной системы
  • Создание антикоррупционного суда

Активисты воспользовались откровенным саботажем властными силами данным вопросом — в частности, законопроект о неприкосновенности лежал несколько месяцев в Верховной Раде, зато так и не был вынесен на голосование. Президент, который обещал подать законопроект о неприкосновенности, не подал его. В то же время Петр Порошенко также обещал подать законопроект о Антикоррупционном суде. Впрочем, и с этим законопроектом Банковая тянула. Когда это было сделано, президентская фракция заблокировала его принятие. Фактически, таким образом президент избежал критики (формально он председателем фракции не является), и вопрос суда снова был отодвинут до неопределенной границы.

Но на этом проблемы не закончились. Сам Петр Порошенко подлил масла в огонь, когда предложил отменить депутатскую неприкосновенность в 2020 году — мол, это будет затрагивать только депутатов следующего созыва, поэтому депутаты нынешнего будут голосовать за это охотно.

Впрочем, оппозиционеры не поверили.

«Вопрос неприкосновенности — это дамоклов меч президента. Он будет играть им, используя его для давления на парламент и депутатов», — рассказал нам нардеп Мустафа Найем, который выступил как соорганизатор акции.

Ближе к сентябрю начали проступать контуры будущей оппозиционной коалиции: вместе на Майдане акцию анонсировали председатель «Общественного движения «Хвыля» Виктор Чумак, от «Движения новых сил»- Юрий Деревянко, представители «Самопомощи» Егор Соболев и Семен Семенченко, от «Свобод»- Юрий Левченко, со стороны «Демальянса» и евро оптимистов — Светлана Залищук, Сергей Лещенко и Мустафа Найем. Акцию поддержали также общественные организации, в частности, движение «Честно» и Центр противодействия коррупции.

Неожиданный поворот и турбулентность

Ситуация изменилась, когда 10 сентября через украино-польскую границу в страну смог попасть Михеил Саакашвили.

Уже вечером того же дня он встретился с другим оппозиционером к нынешнему политическому режиму еще со времен «мусорной блокады» — городским главой Львова Андреем Садовым. С этого времени стало понятно, что присоединение Саакашвили к инициативам «Самопомощи» (а следовательно, и к инициативам оппозиции в целом) — вопрос времени.

Через несколько дней Саакашвили сделает заявление о том, что «мы проводим большую акцию 17 октября». Это было неожиданно, как говорят наши источники, для оппозиционных политиков, которые готовили это долго, ездили по стране и проводили обсуждения в регионах. Впрочем, несмотря на резкое вмешательство Саакашвили, это все равно выглядело неплохим вариантом, поскольку он мог привести на акцию много людей.

Наконец, во вторник 17 октября акция состоялась.

Трудно сказать, удалось ее провести оппозиции удачно. Очевидно, что оппозиционеры не смогли привести под парламент 100 000 протестующих, как они анонсировали.

Впрочем, о результативности акции в тот день свидетельствуют действия власти.

Но потом ситуация «разогрелась».

Для оцепления территории проведения протеста были приняты беспрецедентные меры. Активисты сообщали о задержании силовиками автобусов с протестующими из регионов. Кроме того, представители власти установили полицейские кордоны в радиусе километра от акции (возле здания Парламентской библиотеки, на Арсенальной, а также на Кловском спуске) и под предлогом «усиленных мер безопасности» проверяли личные вещи, багажники в авто и даже карманы.

Весьма неприятная процедура раздражала киевлян даже больше, чем само наличие границ полиции.

В то же время, разнообразие протестующих и наличие большого количества представителей общественного сектора показывала широкий спектр «недовольных» и оставляла для власти маневр с обвинением в «акциях революционеров» конкретных политических партий.

Под давлением улицы с целью минимизации проблем в дальнейшем президентская фракция быстро ставит на голосование оба законопроекта. И Президентский и депутатский проекты по отмене неприкосновенности похожи как две капли воды.

«Но есть нюанс». Который заключается в том, что президентский законопроект предусматривает отмену неприкосновенности с 2020 года. Раздражению оппозиционеров нет предела, о чем они откровенно говорят и на площади, и в стенах парламента.

«Проблема в том, что срок 2020 установлено не в переходных положениях! Поэтому после принятия законопроекта туда простым большинством можно внести правки о том, чтобы эту дату перенести», — объясняет нардеп от «Свободы» Юрий Левченко.

Впрочем, Совет принимает оба законопроекта 326 и 338 голосами — как компромисс. И направляет их в Конституционный Суд.

Участники акции воспринимают это как победу. Впрочем, к победе далеко, потому голосования за политическую реформу (пропорциональная система с открытыми списками) с треском проваливается из-за сопротивления мажоритарщиков.

Градус противостояния возле Рады растет и в это время из ниоткуда раздаются мощные орудийные залпы.

Сначала это воспринимается как взрывы. Автор статьи в это время находился на улице Шелковичной, где следовала колонна представителей движения «Справедливость». Через акустику и отражения звука от зданий создается впечатление, что взрывы раздаются где-то на Липках.

Зато, как выяснится потом, холостые залпы были сделаны из пушек калибра 122 мм, установленных за зданием Верховной Рады, в честь визита президента Мальты. Целесообразность использования орудий сторонники президента в соцсетях начали объяснять применением протокола. Впрочем, по тем же протоколом, принимать голову другого государства, который прибывает с официальным визитом, следует в Мариинском дворце. Президент Порошенко то сам туда ехать не очень захотел. Сразу распространились версии о сознательном использовании орудий ради того, чтобы спровоцировать или напугать многотысячную толпу протестующих.

Зато, ситуация не вышла за пределы мирного протеста до четырех дня, когда несколько десятков протестующих прорвали полицейский кордон, отобрали у Нацгвардии несколько десятков щитов и пронесли палатки на площадь, которые начали устанавливать.

К вечеру было уже установлено несколько десятков палаток, в них начали заселяться люди.

Развязка

В это же время общественные организации объявили о выходе из акции. Причин на это, по нашему мнению, было сразу две:

— Из общественных деятелей и ряда оппозиционных политиков никто кроме представителей «Самопомощи» и Михеила Саакашвили не говорил об акции как о бессрочной

— Общественные активисты считали, что Рада начала выполнять требования политической реформы

Очевидно, многих пугала возможная дестабилизация, которую может сделать Саакашвили, если создаст палаточный городок с бессрочным пребыванием  на Грушевского.

С другой стороны, экс-председатель Одесской ОГА пошел значительно дальше требований других участников акции и начал говорить о смене политического режима, об отставке Порошенко.

На палатках в то же время появились требования перевыборов и «прямого народовластия». С таким общественные деятели и депутаты в большинстве своем не могли согласиться.

В этот же вечер лагерь покинули представители общественных сил, нардепы Лещенко, Найем и Залищук, Чумак с «Хвылей», представители «Свободы» и «Батькивщины», а также часть «Самопомощи». За ними вышли также представители «Альтернативы».

Как следствие, уже ночью первого дня протестов на площади остались представители «Движения новых сил» и «Донбасса» Семена Семенченко.

Возможно, вдохновленные расколом в оппозиционных силах, силовики решили разогнать городок.

Около 23.00 17 октября началась толкотня возле гостиницы «Киев». Силовики пытались оттеснить протестующих и снести палатки. После нескольких минут противостояния силовики отступили. Это была единственная попытка «зачистить» палаточный городок. После этого генпрокурор Юрий Луценко и председатель НП Сергей Князев делают синхронные заявления о недопустимости насильственного разгона акции.

Зато в последующие два дня представители «Донбасса» и «Движения новых сил» добавили несколько новых палаток к уже поставленным, завезли теплые вещи и установили внутри печи для обогрева. Стало понятно, что палатки останутся здесь надолго.

Михомайдан

Так как в лагере присутствуют в основном сторонники Саакашвили, его успели на просторах сети назвать «Михомайданом». Даже не столько из-за этого, сколько из-за того, что сцена акции превратилась фактически в монопольную трибуну Михеила Саакашвили.

Сейчас политик сам живет в одной из палаток и читает лекции со сцены.

Показательно, что с течением времени количество жителей палаточного городка не уменьшилась. Их количество на данный момент составляет около 150-200 человек. Среди городка ходят киевляне, которым это напоминает Майдан. Другие наоборот говорят о том, что Майданом это назвать нельзя.

«Я могу сказать, что это — как историческая реконструкция Майдана. Движение немассовое, но здесь много людей, и майдановцев, которые являются сторонниками движения и готовы быть здесь пока требования властью не будут выполнены», — говорит нам один из представителей движения.

Впрочем, мало кто представляет, что такое «конечная цель». Очевидно, что такой «Майдан» стал необходим Саакашвили, чтобы иметь собственное трибуну, поскольку до главных каналов распространения своего мнения его не допускают.

Между тем власть ищет новых средств для нанесения контрудара. В частности, в среду стало известно, что миграционная служба отказала Саакашвили в предоставлении политического убежища. Теоретически, это может быть основанием для депортации в Грузию, но и с этим органы власти не спешат.

В свою очередь Саакашвили заявил, что ни одного заявления о предоставлении убежища в Украине не подавал ни к каким государственным органам.

Ситуация зависла в воздухе. Все ждут решений парламента на следующей пленарной неделе. Очевидно, тогда судьба палаточного городка будет решена окончательно. Если, конечно, власть не сделает тех или иных действий, снова придадут популярности протестующим.

Но главный урок, который имеет власть и общество должны извлечь из происшедшего, заключается в том, что десятки организаций и партий, великие и малые, парламентские и внепарламентские, смогли организоваться и провести одну большую акцию. Это показывает рост координации и мобильности и качества координации нового поколения политиков.

«Это что-то невероятное, я на одной акции раньше не видел столько разных флагов стольких различных партий и организаций. Это несколько десятков как минимум. Такое количество их активистов и координация между ними — это очень показательно», — утверждает журналист и блогер Денис Казанский.

В то же время, развязка данной акции показала, что амбиции «тяжеловесов» как Саакашвили, могут легко пренебрегать интересами меньших союзников. Пойдет ли это на пользу политикума вообще и оппозиционным силам в том числе — покажет время.

Сергей Костеж

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на Народна Правда в Twitter. Узнавайте первым самые важные новости.
Завантаження...
Завантаження...

Последние Политическая правда

Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: