Сила в правде

Навигация

Дроны как символ современной войны

в Правда об АТО/Публикации

Одним из относительно современных форм ведения войны на сегодняшнее время является использование беспилотных летательных аппаратов в военных целях. Ныне в большинстве армий мира беспилотники являются глазами и ушами. Мало того, в последние несколько лет наметилась тенденция к массовому использованию ударных вариантов дронов, что было продемонстрировано в ходе боевых столкновений в апреле 2016 года между Арменией и Азербайджаном.

К сожалению, как и во многом другом за годы независимости украинская армия отстала от мировых тенденций. Формально в составе ВСУ еще с момента распада СССР числилось два полка и две эскадрильи «дистанционно пилотируемых летательных аппаратов» с древними ВР-2 «Стриж» и ВР-3 «Рейс».

БПЛА «Стриж»

До 2014 года была только одна попытка осовременить этот род войск — при Ющенко в Израиле были куплены три аппарата, обучены расчеты. Однако один дрон был потерян в учебном вылете, а после того как из армии уволились офицеры, прошедшие обучение, дальнейшая судьба аппаратов оказалось печальной — они просто были отправлены в ангар доживать свой век — нынешнее их состояние неизвестно.

Зато когда началась война на Донбассе войска стали остро нуждаться в оперативной информации и в район боев срочно выдвинули все что можно. Так, «Стрижи» и «Рейсы», базируясь на аэродроме Краматорск, летом 2014 года выполнили несколько десятков вылетов на разведку, однако их эффективность была крайне сомнительной. Например, фотоинформацию доставляли сбрасывая фотопленку (!) на парашюте!

В итоге операторы на свои деньги купили несколько китайских камер по типу тех, которые используются в коммерческих автомобильных регистраторах, и установили на «беспилотники». Причем ясное дело, что и в этом случае ни о какой передаче информации в реальном масштабе времени речи не шло.

Естественно, что создаваемые для совсем других условий войны эти аппараты оказались весьма уязвимыми от огня с земли. Потерь у «Стрижей» не было, а вот, как минимум, три «Рейса» потеряли. С весны 2015 года от их использования в зоне АТО отказались.

Летом 2017 года появилась официальная информация о  дооборудовании самолетов-разведчиков ВР-3«Рейс» блоками принудительной посадки и регистрации траектории полета «БАС GPS», из которой следует, что сегодня на вооружении ВСУ состоит 23 беспилотника этого типа.

Следующим этапом стало массовое использование в воюющих частях (прежде всего в артиллерийских подразделениях) коммерческих мини-БПЛА преимущественно китайского производства с оптическими и инфракрасными камерами, купленные (и зачастую и управляемые) волонтерами.

В результате на фронте появился целый «зоопарк» из 30 (!) типов беспилотных летательных аппаратов. Наиболее распространенным является Skywalker X8, которых согласно официальным данным нашей таможни по состоянию на ноябрь 2016 года в Украину ввезено 87 штук.

Одновременно на фронт пошли самые разнообразные самодельные аппараты, собранные кружками авиамоделистов в гаражах по всей стране. Это было лучше, чем ничего, но у них всех был один большой недостаток — система управления была не приспособлена для действий в результате радиоэлектронного противодействия со стороны противника и с появлением у боевиков российских систем легко сбивались или перехватывалось управление.

По другому пути пошли добровольческие батальоны, сделав ставку на аппараты отечественного производства. Уже к июлю 2014 года в составе батальона «Донбасс» было сформировано специальное подразделение «беспилотной разведки», на вооружении которого было шесть дронов украинского производства. Тогда же впервые засветился легкий аппарат отечественного производства «Фурия». Этот небольшой беспилотник, который был создан энтузиастами на базе коммерческого  RVJET, производился киевской фирмой «Атлон авиа» еще до войны и оказался весьма удачным аппаратом. Массой всего 5 кг он построен по достаточно популярной схеме летающего крыла. Запуск дрона возможен с помощью специальной эластической или механической катапульты, а посадка осуществляется с помощью парашюта. Впоследствии на основе опыта эксплуатации «в полях» аппарат был принят на вооружение Национальной Гвардии Украины и стал закупаться для Оперативной эскадрильи беспилотных летательных аппаратов (сформирована в августе 2015 года).

БПЛА АС-1 «Фурия»

Еще одним направлением в развитии флота беспилотных летающих аппаратов стала закупка их за рубежом — прежде в странах Восточной Европы. Так, на вооружении НГУ появился беспилотник KS-1 разработки болгарской фирмы BULCOMERSKS. Как и «Фурия» он выполнен по схеме «бесхвостка» и является крайне бесшумным вариантом для разведки на расстояниях до 210 км, так как его «сердцем» является электродвигатель. KS-1 может держаться в воздухе до 3-4 часов на высоте до 3500 м. На нем установлена гиростабилизованная камера разрешением 18 мегапикселов с 20-ти кратным оптическим зумом. БПЛА запускается с мобильной механической катапульты и приземляется на парашюте.

Еще одним крайне интересным аппаратом, на этот раз польского производства, который состоит на вооружении НГУ и ныне ограниченно закупается ВСУ является Fly Eye компании WB Electronics S.A.

БПЛА Fly Eye

С начала 2015 года он производится (фактически осуществляется крупноузловая сборка)  на мощностях «Черниговского завода радиоприборов». По состоянию на лето 2017 года есть информации о возможном принятии этого аппарата на вооружение ВСУ.

Не так давно на вооружение ВСУ в составе разведывательно-ударного комплекса «Сокол» был принят и другой образец этого польского производителя — малоразмерный ударный беспилотный аппарат Warmate. Это крайне интересный представитель уже популярного в мире класса дронов-камикадзе. По данным фирмы – разработчика этот миниатюрный БПЛА весом всего 4 кг с электродвигателем и складным крылом может нести боевую часть в 0,7 кг четырех видов: фугасного, кумулятивного, осколочного и зажигательного действия. При этом дальность полета аппарата составляет 10 км, время барражирования – до 30 минут, максимальная скорость – до 150 км/ч. Наведение – командное оператором с пульта управления.

Предполагается, что данный аппарат после развертывания крупносерийного производства станет дешевым (стоимость дрона-камикадзе — около $12тысяч) аналогом противотанковой ракеты.

Летом 2016 года в рамках оказания военной помощи из США для нужд ВСУ были поставлены 72 мини-беспилотника Raven RQ-11B, а также проведены подготовки расчетов. Однако ввиду того, что эти аппараты имеют аналоговый канал управления, который легко гасится современными российскими средствами РЭБ, их применение после целого ряда потерь аппаратов, непосредственно на линии соприкосновения на Донбассе признано не целесообразным.

Что касается отечественных разработок, то, несмотря на многообразие названий и типов, они ограниченно используются в НГУ и Погранслужбе. Так, в НГУ состоит на вооружение «Мара»-2М одной из харьковских фирм. Его характеристик в открытой печати нет, по всей видимости, аппарат представляет собой модификацию сельскохозяйственных аппаратов, на которых специализируется фирма. Есть отрывочные данные о стоимости — каждый аппарат обошелся государству в $7 тысяч.

Пограничники сделали ставку на другой отечественный аппарат — БПЛА Spectator, разработанный компанией «Политеко Аэро» и выпускающийся киевским предприятием ОАО «Меридиан» им. С. П. Королёва.

При взлетной массе в 5,5 кг дрон может нести 1,5 кг полезной нагрузки и находиться в воздухе до двух часов. Точное количество закупленных аппаратов неизвестно. Так, в СМИ попал факт передачи в начале 2017 года 6 комплексов (всего 18 аппаратов) для использования в зоне ответственности Донецкого пограничного отряда.

Есть проект беспилотника дальнего действия и у такого гиганта отечественного авиастроения как ГП «Антонов» — «Лелека-100». Правда, на какой стадии заводских испытаний он находится пока непонятно. Зато войсковые испытания в интересах ВСУ проходит его менее дальнобойный вариант, по характеристикам сравнимый с АС-1 «Фурия».

Подводя итоги, можно говорить о том, что война на Донбассе представляет собой уникальный полигон для испытания беспилотников, способных работать в условиях противодействия со стороны современных систем ПВО и РЭБ российского производства. Украинские разработчики дронов получили уникальный шанс и возможность накопить опыт, а значит и создать новые технологии, недоступные европейским странам или США, а военные – отработать новую тактику ведения современной войны.

В то же время нельзя не говорить и о том, что на сегодня потребности силовых структур в беспилотной авиации не удовлетворены и наполнение частей именно армейскими аппаратами идет крайне медленными темпами.

Михаил Жирохов

Подписывайся на Народна Правда в Telegram. Узнавайте первым самые важные новости.
Завантаження...
Завантаження...

Последние Правда об АТО

Scroll Up