Рабский труд осужденных женщин: кто зарабатывает на украинках в Черноморской колонии

в Правда о чиновниках/Публикации

С конца прошлого года вступили в действие изменения относительно труда осужденных в местах несвободы — пока все, кто отбывает наказание, могут работать только с оформлением трудового договора, должен защитить заключенных, поможет интегрировать их в общество после освобождения. Но, к сожалению, за столько месяцев после реформы в Черноморской женской колонии №74 осужденные все еще работают без трудовых договоров, значительно превышая часы работы за неделю, более того, уплаты единого социального взноса за работниц в Пенсионный фонд не направляются.

Таким образом, социальная защита заключенных сведена к нулю. При этом колония работает со многими частными компаниями, которые получают десятки миллионов гривен государственных тендеров, и работа выполняется фактически за счет рабского труда осужденных. Подробнее — в расследование «Народной Правды».

Есть что скрывать?

Попасть по ту сторону колючей проволоки Черноморской женской колонии оказалось не так просто — больше месяца назад сюда с проверкой пришли члены общественного совета, которым закон позволяет проводить инспекции в любое время без предупреждения. Кроме того, с общественным советом к местам несвободы могут также зайти и представители СМИ. Но начальница колонии №74 Татьяна Шукляр, узнав о визите контроллеров, решила вопреки закону не пускать общественный совет с журналистами на территорию учреждения.

Татьяна Шукляр. Фото из открытых источников

— Комментировать данный факт Шукляр отказалась. Поддержали ее и в местной пенитенциарной службе — так, в частности, и.о. начальника Южного межрегионального управления по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации Минюста Анатолий Ковтун не увидел в действиях начальницы колонии правонарушения. Кстати, сегодня Ковтуну вручено подозрение из-за жестокого избиения заключенных Одесского СИЗО после убийства работницы СИЗО в августе.

В то же время заместитель министра юстиции Денис Чернышев в официальном ответе на запрос пояснил, что, согласно 24 статье КВН Украины, общественные советы имеют право беспрепятственно посещать учреждения исполнения наказаний в сопровождении двух представителей СМИ.

Но вернемся к Черноморской колонии. Такое нежелание открывать двери для проверок вызывают подозрение. И не зря. Когда все же членам общественного совета удалось попасть на территорию тюрьмы, было обнаружено немало нарушений действующего законодательства:

«Были выявлены нарушения трудового законодательства на всех уровнях — и продолжительность рабочего дня, и зарплаты. Ранее уже было обращение в прокуратуру. Была проверка, и в отношении Шукляр вынесено определение, что осужденные действительно работали во вторую смену, но ничего НЕ получали. В результате им заплатили за несколько месяцев за переработку. Сейчас Шукляр придумала сделать это НЕ переработкой, а повышением квалификации », — рассказывает член общественного совета при Южном Межрегиональная управлении Татьяна Петрова.

Мастерская Черноморской женской колонии

«Инспекция женской колонии была инициирована системными жалобами осужденных на рабские условия труда и низкую заработную плату. Мы проверили документы и увидели очень печальную картину. За тех женщин, Которые работают, а не платят единый социальный взнос, в пенсионный фонд, то есть они работают на условиях аутсорсинга — предприятие равно юридическое лицо, колония другое юридическое лицо, женщины заключают договоры с колонией, а работают по факту на предприятии. В договорах не указано, кем они работают, какая у них зарплата. Социально они НЕ защищены. Когда они освобождаются и идут в центр занятости становится на учет, если они работают, то имеют право на пособие по безработице. Ведь устроится на работу осужденной в первые дни очень тяжело. Сейчас они такого права лишены», — отмечает член общественного совета, экономист Ирина Максимова, подчеркивая, что подобная ситуация сложилась, к сожалению, по всем украинским колониям.

За счет рабского труда

— Когда вы приходите на работу?

— В 4 утра у нас подъем. Сразу выходим. В 6 утра заканчиваем.

— Потом когда возвращаетесь на работу?

— Как получается, так и приходим — в половину восьмого-восемь до обеда.

— А потом?

— Мы должны покушать, убрать, где-то до часу здесь.

— А когда на ужин?

— На ужин приходим в 3 часа, нам выдают продукты, мы готовым. Уходим с работы в 6 часов.

— Когда выходной?

— Раз в неделю.

На производстве

Это распорядок дня осужденной, которая работает поваром в столовой. Таким образом, по ее словам, она работает более 50 часов в неделю. В то же время колония оформила женщину всего на 0,4 ставки. При этом на полной ставке рабочие должны работать всего 40 часов в неделю! Получает осуждена за свою работу после всех отчислений около тысячи гривен, 400 гривен «съедает» налог на прибыль, военный сбор, бытовая оформление.

Ставки рабочих хозяйственного блока

Зарплата людей за месяц

После общения с другими поварами выяснилось, что фактически они работают каждый день. Некоторым платят вообще 0,15 ставки. И такая ситуация характерна для всех рабочих хозяйственного блока — например, няни детского дома, который функционирует на территории учреждения, выходят на работу сутки через сутки, оформлены они всего на 0,25 ставки. При этом Татьяна Шукляр заявляет, что Министерство не финансирует детский дом. Откуда она берет деньги, непонятно.

Склады продукции колонии

Не лучше и на производстве: так, осужденные признают, что на работу они приходят уже в 7.20, но к 8 утра время им не засчитывается — они переодеваются, получают ножницы и другой инструмент. Завершается работа в 16.00 с перерывами на обед и туалет, а затем осуждены «по желанию» работают до 20.00. В субботу рабочий день до 13.30, но женщины нередко остаются до позднего вечера. За сверхурочную работу им никто не доплачивает, кстати, не платятся и больничные. Начальница колонии это называет время повышение квалификации, заказчик получает изделия, а осужденные — копейки. Например, зарплата некоторых работниц в июле после всех отчислений не превышала 200 гривен. В среднем осужденные получают до 1000 тысяч гривен, более 3 тысяч гривен насчитывают единицам, на руки после всех взысканий получается еще меньше. Одна из причин таких низких зарплат — норму производства, которая установлена ​​колонией, выполнить невозможно. Так, осужденные попадают в кабалу — сколько бы ни работал, на руки все равно выходит 1-2 тысячи гривен.

Зарплата тех, кто работает на производстве

При этом руководитель производства, которого нанимают по воле, получает оклад в размере трех минимальных заработных платы и премии до 100%, таким образом, зарплата руководителя в месяц может достигать 19 200 гривен.

С контракта руководителя производства

«Относительно зарплат на производстве. Нормы завышены, выполнить их невозможно. В результате люди получают мизерные зарплаты. Кроме того, люди работают по полной ставке, а получают по 0,4. Это уже касается хозобслуживания. Также количество оформления трудовых договоров и количество людей в колонии НЕ совпадает. Получается, есть какие-то души, но с ними не имеется договоров. Еще один вопрос — больничные. По закону, его должен оплачивать работодатель. Но в бухгалтерии сообщили, что больничные НЕ оплачивают. ЕСВ НЕ оплачивается. Но почему работодатель (фирмы, которые дают заказ для колонии, — прим. Ред.) Не выполняет условия законодательства? Почему не выплачиваются переработки? В каких отношениях колония находится с работодателем, что она подобное позволяет? На каком основании руководство колонии экономит деньги работодателя?», — подчеркивает Татьяна Петрова.

Зарплата работниц мастерской, где осужденные изготавливают искусственные цветы, редко достигает 200 гривен — сами женщины объясняют, что не против работать сверхурочно, но заказов именно этой продукции не так много. В мастерской работают преимущественно пожилые женщины и с ограниченными возможностями. Очевидно, права выбрать место работы у осужденных нет, — все решает администрация учреждения.

Независимо от города работы в колонии с осужденными оформляется типовой договор, в котором минимум информации о правах и обязанностях работниц. Кроме того, контракт заключен далеко не со всеми осужденными, признает начальница колонии и и.о. главы пенитенциарной службы в регионе.

Типовой контракт для осужденных. Должность не указана

При этом Анатолий Ковтун рассказал, что на оформление паспорта и кода нужны деньги, которые осуждены таким образом зарабатывают, потому что отказать им в желании заработать деньги, колония не может, подчеркивая, что только на один месяц можно взять на работу осужденного без договора.

Анализ документов, общение с осужденными и администрацией тюрьмы открывает, что трудовое законодательство в Черноморской женской колонии нарушается систематически. Более того, Татьяна Шукляр не скрывает, что долгое время некоторые заключенные работают без оформления трудовых договоров за того, что у них нет документов: с 184 работающих женщин, 23 договора так и не оформили. Всего в колонии находится 261 осуждена. И такая ситуация тянется уже несколько месяцев. Как им начисляется зарплата — вопрос открытый.

В ответе на запрос Государственная служба по труду отмечает, что в случае фактического допуска человека без трудового договора предусмотрен штраф, кроме того, накладываются штрафные санкции, если работник оформлен на неполное рабочее время, а выполняет работу полное рабочее время или по рабочего не уплачивается единый социальный взнос. Размер штрафа равен 30-кратному размеру минимальной заработной платы, то есть 96 000 гривен.

Кстати, за семь месяцев 2017 служба вынесла 114 постановлений на общую сумму штрафа всего 74000 гривен. Проверяйте ведомство также и места несвободы — в этом году было осуществлено 45 проверок учреждений исполнения наказаний.

Начальница колонии Татьяна Шукляр неуплату ЕСВ подтверждает, как и тот факт, что нет доплаты за сверхурочную работу.

Министерство юстиции также отмечает, что осужденные должны работать по трудовому договору с обязательным государственным социальным страхованием, а заработная плата не может быть ниже минимальной зарплаты, то есть 3200 гривен в месяц. Больничные для осужденных, работающих по трудовому договору, также должны быть оплачиваемыми. Эти расходы несет работодатель.

Важно также подчеркнуть, что нормы труда и расценки устанавливает Министерство юстиции. В то же время в 74-й колонии нормы устанавливает администрация заведения. В частности, на сегодняшний день изготовление одной пары брюк для осужденных составляет всего 30 гривен, работодатель за них платит 174 гривны, то есть львиную долю забирает себе колония за электроэнергию, содержание персонала и прочее. Шукляр рассказывает, что нормы Министерство ей не предоставил, и она вынуждена руководствоваться устаревшими нормативами.

«Мы увидели, что затраты на производство, к примеру, куртки или штанов очень маленькие. Это невозможно, чтоб швея не могла выполнить норму. А нормы завышены сильно. Но откуда-то взялись 50%, Которые идут колонии! Как они расходуются, непонятно, ведь отчисления от зарплаты это 19%, но не 50! Люди работают больше положенных 40 часов в неделю, особенно кухня, хозобслуга, няня … Это рабский труд за минимальную заработную плату! Почему пенсионный фонд в сих пор НЕ вмешался, непонятно, ведь это колоссальные отчисления», — добавляет Ирина Максимова.

С кем же работает Черноморская женская колония?

Миллионы на прокладки

Согласно данным официального ответа на запрос, с какими фирмами пока сотрудничает Черноморская женская колония, стало известно, что осужденные шьют для пяти компаний — ПО «Харьков», «Олтекс», «Ванга-Украина», «Центр промышленной безопасности», «Астра Люкс».

Из них только одно предприятие — ООО «Центр промышленной безопасности» — не выполняет заказ по государственным тендерам.

Все остальные компании, согласно данным аналитической системы YouControl, уже три года подряд выигрывают большие суммы на госторгах. Так, в частности ООО «ПО   «Харьков» и ООО« Олтекс » часто шьют на Министерство обороны.

Компания ПО «Харьков» зарегистрирована в Харькове, а работают на нее осуждены одесской колонии. Сумма тендеров, выигранніх в этом году, уже превысило 160 000 000 гривен.

ООО «Олтекс» имеет уставный капитал всего 7,4 тысячи гривен. Но это не помешало компании регулярно выигрывать на государственных торгах — только в этом году предприятие на выигрывало 177000000 гривен.

Компания «Ванга-Украина» также является победителем многих тендеров среди госпредприятий. Уставной капитал общества с ограниченной ответственностью 52500 гривен. Зарегистрирована фирма в Киеве.

И наконец ЧАО «Астра люкс» нередко выигрывает тендеры от Нацполиции. В этом году сумма тендеров превысила 187 000 000 гривен. При этом уставной капитал киевской фирмы менее двух тысяч гривен.

Но возникает вопрос: почему эти компании, которым от государства поступают многомиллионные прибыли, не заботятся о тех, кто действительно выполняет эту работу, а главное — кто от ситуации выиграет?

Елена Зигульская

Подписывайся на Народна Правда в Twitter. Узнавайте первым самые важные новости.
Завантаження...
Завантаження...